История Балятино

История поселка Балятино (ныне Октябрьский)

«Старогоркинская мануфактура» на Яндекс.Картах

Девятый век истории Октябрьского. Древние захоронения вятичей.

Поселок Октябрьский возник на месте старинного поселка Балятино. Само название поселения, видимо, возникло из-за особенностей рельефа, который характеризовался как болотистая местность: «болото» — «Балятино». Первое упоминание о Балятине связано с отмеченным на карте окрестностей Московии XIV века «Балятинским курганным могильником» — древним захоронением вятичей. На территории Московской области в настоящее время учтено более трех тысяч погребений, а на территории современного Октябрьского советскими археологами были раскопаны два кургана (40 и 41), отмеченные на схеме.

 

В первом были обнаружены бусы продолговатые — янтарные и из глухого стекла с белыми налепными полосками, привески монетовидные крестолунничновключенные, а также горшок, изображенный ниже. Данные находки были отнесены к погребениям первой половины — середины ХII века.

 

Во втором — два проволочных кольца диаметром 6 см, сердоликовую бипирамидальную бусинку и, снова горшок, отличающий от первого более сложной геометрией и изысканностью. Эти находки были датированы уже второй половиной ХII века.

 

Таким образом, история нашего поселка, насчитывает почти девять веков истории. Октябрьский нисколько не уступает по возрасту Москве, год основания которой принято считать — 1147, и втрое старше таких городов-гигантов как — Екатеринбург — 1704 и Челябинск — 1736.

Астраханский тракт.

Первая отметка «Балятино» появилась на старой карте Московии, датируемой 14 веком. Наш поселок располагался на Астраханском тракте (теперь Рязанское шоссе), по которому бородатые осанистые купцы везли в первопрестольную тарань, белугу, осетра, дорогие восточные шелка, пряности, сладости, хлеб, овес, гнали лошадей, везли фрукты и овощи. На территории поселка издавна находился постоялый двор, где купцы и путники могли переночевать, отдохнуть, сменить лошадей.

Астраханская дорога или тракт – одна из старейших дорог, связывающих Москву с соседними крупными городами и берет свое начало из ХIII века. Тогда по этому пути двигались на Русь многочисленные орды грозного татарского хана Батыя. Позднее его назвали Ордобазарной большой дорогой. После распада Золотоордынского ханства эту дорогу стали именовать Ногайским шляхом. Возможно, по нему шел со своим войском и Мамай, направляясь к Дрыченской дороге, где потом стоял потом целый месяц. По Астраханскому тракту шли на Куликовскую битву полки Дмитрия Донского. Иван Грозный возвращался этой дорогой после взятия Казани, а в 1606 году восставшие крестьяне под руководством Ивана Болотникова шли по нему на Москву.

Путешествия из Астрахани в Москву были затруднительны и опасны вплоть до XVIII столетия. На всем протяжении этой пустынной дороги путешественники не могли ни найти продовольствия, ни укрыться от дождя и зноя. Мало того, на каждом шагу их подстерегала опасность. Не давали покоя шайки грабителей и орды кочевников. Поэтому в дальнюю дорогу по Астраханскому тракту путники отправлялись большими караванами, в сопровождении хорошо вооруженной охраны. На ночь разбивали лагерь, огораживая его со всех сторон повозками и выставляя часовых. В различных актах XVIII столетия, часто давались советы и указания, чтобы путники в дороге держали «великое бережение», высылая впереди себя разъезды, а ночью на станах выставляли бы зоркие и чуткие караулы.

По распоряжению Петра I в 1722 году для скорейшего сообщения по служебным и частным делам от Москвы до Астрахани была учреждена почта. С тех пор эта старая дорога и стала во всех официальных бумагах и документах именоваться Астраханским почтовым трактом. Народ же по-прежнему называл ее шляхом, но уже не Ногайским, а Астраханским. Тракт шел от Москвы через Коломну, Зарайск, Скопин на Новохоперскую крепость, далее казачьими станицами на Царицын, а потом по правому берегу Волги на Астрахань.

 

По тракту проезжали экипажи и кареты с вельможами и купцами, мчались курьеры со срочными донесениями. Любопытно, что Астраханскому шляху в царствование императрицы Елизаветы Петровны из Астрахани в Москву и в Петербург ходила особая, так называемая «фруктовая» почта. В специально оборудованных тележках она доставляла фрукты для императорского двора.

Так как Астраханский тракт содержался неисправно (дорожники и тогда смотрели за вверенной им дорогой поскольку постольку), то здесь даже возник особый промысел «выручения проезжих», увязавших в топкой гати. Этот тягостный для проезжих промысел прекратился только после проведения рядом железной дороги Рязанского направления.

В конце шестидесятых и в начале семидесятых годов XIX столетия на юго-востоке России вступили в строй железные дороги, и Астраханский тракт утратил свое значение. Упразднились все конно-почтовые станции, закрылись корчмы и постоялые дворы. Тракт стал обычной проезжей дорогой. В настоящее же время отдельные участки Астраханского тракта стали отличными профилированными дорогами».

Палашный завод

Бурный рост промышленности в поселке Балятино напрямую связан с российским императором Пётром I, который в начале XVII века земли в окрестностях реки Пехорки (в том числе Балятино) пожаловал своему фавориту Александру Меньшикову.

А в 1712 году между Российской империей и иноземцем – шпажных дел мастером Францем Люботеем был заключен контракт на выделку палашей по 10 тысяч в год сроком на три года. Войны, которые проводил Петр I, требовали много вооружений. Педантичный и суровый немец Франц Люботей выдвинул свои условия:

  • выделить ему место на реке Яузе или близко к Москве на устройство мельницы, дворов и прочего, на что ассигновать две тысячи рублей;
  • дать ему, тридцать кузнецов-умельцев, доброго обхождения, на здоровье не жалующихся, да еще двадцать помощников от 20 до 30 лет. И быть им под командою его три года и учил бы их Люботей художеству (ремеслу) со всяким тщанием;
  • одежда у работников должна быть единой формы с особыми метками. Кузнецам на платье знаки положить, какие пристойно ему, Люботею, а иным таких знаков не носить;
  • на всякий случай подстраховался: если кто умрет или заболеет, дать новых рабочих, чтобы всегда в наличии было пятьдесят;
  • если же, говорится далее в кондициях, отработав положенные три года, он, Люботей, пожелает вернуться в свое отечество и обучит к тому времени всех или более половины кузнецов искусству делать добротные палаши, то выплатить ему, Люботею, деньги, а нет – отобрать у него завод безвозмездно.

Условия, выдвинутые Францем Люботеем, были приняты и в 1713 году он уже докладывал в военную канцелярию, что облюбовал местечко на реке Сетунь под селом Троицкое-Голенищево, на патриаршей земле. Но выбор был неудачным: по соседству уже работали две мельницы. При повторной попытке он выбрал в 25 верстах от Москвы, на реке Пехорке мельницу Михневку у села Михнева. Видать, мельницы не только мололи зерно, но занимались кое-чем посерьезнее. Как говорится – от судьбы не уйдешь…

В 1722 году по указу Петра I для нужд палашного завода была возведена большая плотина, образовавшая обширное озеро. По преданию, Петр лично участвовал в замерах совместно с местными крестьянами. Возле плотины и построили казенный завод по всем правилам механики и гидравлики, а также жилой корпус и баню.

Работали на заводе в основном каторжники, пленные и беглые крестьяне. Рабочих людей тогда не хватало. Крестьяне были в крепостной зависимости у помещиков. Ремесленников, составлявших население городов и посадов, было всего около трех процентов. У Франца Люботея в мельнице-кузнице трудились даже пленные шведы (Полтавская битва была в 1709 году), повстанцы-холопы армии Болотникова, другие арестанты, беглые рекруты. Люботеевские казематы стали предвестниками коммунистических ГУЛАГов.

К сожалению, реальные исторические документы о строительстве палашного завода бесследно пропали в Отечественную войну 1812 года. Конница Марата проскакала даже до Бронниц.

С немецкой пунктуальностью мастер Люботей выполнил все условия договора: поставил тридцать тысяч первосортных клинков военному ведомству.

 

Других заказов не поступало, огонь в горнах погас и владелец приуныл. Он слал рапорт за рапортом: освободите от завода, будь он неладен, сгорит или растащат по бревнышку. Люботей продолжал держать на своем коште (обеспечении) 18 рекрутов, ничего не производящих, отчего сильно пришел в оскудение.

В настоящее время о старом палашном заводе напоминают лишь два сооружения, более или менее сохранившиеся с тем времен:

  • Рядом с окутанной черным дымом трубой фабрики имени Октябрьской революции стоит облупленное здание. По-нашему — это Старый Двор. В Петровское время — это была фабрика-тюрьма;
  • Сквозь зыбкое марево, плывущее над долиной, еле-еле проглядывались очертания какого-то колдовского, призрачного замка-крепости — это и есть остатки сооружения Франца Люботея.

Свежий московский ветер, вновь ожививший промышленность Балятино подул лишь в 1734 году при императрице Анне Иоанновне. Её указом завод был принят в артиллерийское ведомство. Оружия империи больше не требовалось, и палашный завод был переоборудован в суконную фабрику для выделки армейского сукна, а со временем стал выпускать и походные палатки для армии.

Текстильная столица. Рождение Октябрьского.

В 1758 году суконная фабрика была отдана на посессионное содержание купцу Кишкину, а в 1811 году владельцами суконной фабрики становятся братья Александр и Константин Иконниковы. На фабрике к тому времени трудилось уже 82 мастеровых.

В 1815 году на аукционной продаже суконная фабрика досталась московскому купцу и фабриканту Василию Григорьевичу Назарову, в связи с ростом производства возросла и численность фабричных рабочих — мужчин — 79, женщин — 99. В 1832 году хозяевами фабрики становятся купцы Соколовы.

В 1896 году уже не работавшую Соколовскую суконную фабрику купило товарищество «Горкинской мануфактуры» фабрикантов Шорыгиных.

Первый известный представитель семьи Шорыгиных — Иван Кириллович — крепостной крестьянин уроженец села Хозникова Житковской волости Ковровского уезда Владимирской губернии. Умный и предприимчивый человек, он сумел получить «вольную» и основал собственное дело. На своем подворье построил небольшую ручную ткацкую фабрику («светелку») и при ней контору для раздачи пряжи крестьянам, которые обрабатывали ее у себя дома семейно-кустарным способом. Дело в 1864 — 1870 годах продолжили его сыновья – Тихон, Кузьма и Евгений, а затем старший сын Тихона Ивановича — Полиевкт Тихонович Шорыгин.


Рис. 6 Матрёна Андреевна и Полиевкт Тихонович Шорыгины

Он отличался огромным трудолюбием, природной крестьянской сметкой. При нем дело сильно разрослось, общая ежегодная выработка достигала 82 тысяч кусков по 60 аршин ткани, вырабатываемой на 15 тысячах ручных станков, рассеянных по пяти уездам Владимирской губернии — Ковровскому, Шуйскому, Суздальскому. Вязниковскому и Владимирскому. Шорыгины стали крупнейшими промышленниками, имели три фабрики и торговали своим товаром в Польше, Средней Азии, Персии, на Кавказе. В 1870 году было создано товарищество на паях Макария Кузьмича, Полиевкта Тихоновича, Абрама Тихоновича Шорыгиных и Ивана Ивановича Треумова.

Полиевкт Тихонович любил свое дело и не мыслил жизни без постоянного труда. Немногие часы отдыха он отдавал занятиям спортом. За участие в соревнованиях по стрельбе был награжден многочисленными призами, которые бережно хранил. Другим развлечением служила охота.

В семье Полиевкта Тихоновича было четверо сыновей и дочь. Жена Матрена Андреевна, высокая красивая женщина, деловая и властная, крепко держала в руках бразды семейного правления, все домашние беспрекословно подчинялись ей. Семья жила скромно, без роскоши, а все полученные деньги вкладывались в совершенствование и развитие текстильного производства

В августе 1897 года в одном километре от старого здания, около селения Балятино, Шорыгины начали строительство бумагопрядильной и ткацкой фабрики, закончив ее в конце 1898 года. Здание старой фабрики были переоборудованы под жилище рабочих.

В 1897 году делами товарищества начал заниматься третий сын Полиевкта Тихоновича Шорыгина — Петр Полиевктович. Приступив к строительству новой фабрики, он переезжает жить в поселок Балятино. До наших дней сохранился его двухэтажный дом из красного кирпича по улице Фабричная, 3.

С Южной стороны от фабрики (по улице Комсомольская) фабрикант построил еще три одноэтажных дома — два каменных и один деревянный для ближайших своих помощников: управляющего фабрикой, механика и бухгалтера. Но заботился Петр Шорыгин не только о «топ-менеджерах» компании, но и о простых фабричных рабочих, остро нуждавшихся в жилье. Первых текстильщиков разместили в корпусах на Старом Дворе в постройках петровских времен — в малом «спальном» корпусе и переделанном под жилье Большом — бывшем производственным корпусе Палашного завода.

Не имея своих подготовленных кадров, Товарищество «Горкинской мануфактуры» было вынуждено пригласить рабочих с фабрик Серпухова, Орехово-Зуева, Дмитрова и других мест, пообещав им высокие заработки. Контракты с рабочими в то время заключались ровно на год — до Пасхи. Кроме приезжих рабочих, на фабрике трудились крестьяне из близлежащих деревень: Островцов, Кулаково, Мячково, Тяжино, Жилино, Токарево. Работали на фабрике в основном мужчины, в отдельных цехах с двенадцатилетнего возраста трудились и дети.

К концу 1899 года все оборудование фабрики было освоено, и 1900 год стал первым настоящим трудовым годом: на 1-ое января 1900 года численность работающих составила 1200 человек. Но первый же год не оправдал надежд рабочих на высокие заработки, и, началось массовое недовольство.

Весной и летом 1900 года на фабрике Шорыгина началось забастовочное движение. Для того, чтобы освободиться от «смутьянов», владелец предприятия решил, после Пасхи перейти на односменную работу, сохранив почти половину рабочих. 19 мая 367 рабочих в знак протеста не вышли на работу, затем к ним присоединились все рабочие фабрики. 24 мая в 7 часов утра по распоряжению Московского губернатора в Балятино прибыла одна сотня 1-го Донского полка. Казаки патрулировали по фабричному двору, поселку.

В течение нескольких дней все рабочие получили расчет, были изгнаны из казарм и выехали из поселка. Через 2 недели Шорыгин приступил к новому найму рабочих, фабрика стала работать в одну смену и по уменьшенным расценкам.

В 1909 году Полиевкт Тихонович Шорыгин ездил в Англию, где знакомится с работой автоматических станков системы «Нортрон», и выбирает их для оборудования своей фабрики. Один ткач может обслужить автоматических станков в 5 раз больше, чем механических, что дает значительную экономию. Подготовкой к установке новых станков занялся сын фабриканта Иван Полиевктович. На фабрике началось строительство пристроек для новых станков. В Англию, для ознакомления со станками выехали фабричные инженеры и техники: А. П. Бабичев, Ф. Л. Самеонов, П. И. Соколов, Б. Н. Крекшин. После 2-х месячного обучения российские специалисты возвратились в Балятино и приступили к обучению основной массы рабочих на 13 закупленных к тому времени станках.

6 января 1912 года были пущены новые цеха, оснащенные 722 английскими автоматическими станками. Это была первая в России фабрика с новейшим технологическим оборудованием. На фабрике трудилось рекордное в то время количество 2400 человек..

Один из цехов фабрики Шорыгиных. 1912-1914 года
Рис. 7 Один из цехов фабрики Шорыгиных. 1912-1914 года

Большинство рабочих приезжали с других мест, и в качестве «подъемных» 2/3 из них проживали в фабричных квартирах. В Балятино началось «массовое жилищное строительство» — кроме 3-х больших корпусов было построено 12 деревянных одноэтажных домов и 20 домов для служащих. Рядом была построена 2-х этажная баня из красного кирпича, сохранившаяся до сих пор.

Руководство фабрики понимало, что от здоровья рабочих напрямую зависит и их благосостояние и работа всей Мануфактуры. По инициативе директора фабрики Ивана Шорыгина в двухэтажном здании бани был открыт стационар для больных рабочих. На первом этаже было устроено родильное отделение; на втором — хирургическое и терапевтическое. Весь персонал больницы состоял из врача Петра Кузьмича (фамилия его не сохранилась), няни Матрены и сторожа.

С начала двадцатого века рядом с фабрикой начали постепенно строить корпуса новой больницы. Первым выстроили кирпичный корпус для хирургического и терапевтического отделения больницы, в нем же были несколько родильных коек. А в правом крыле корпуса открыли амбулаторию и аптеку. К 1910 году закончилась постройка еще трех кирпичных корпусов для стационара, инфекционного барака и родильного отделения.
В сентябре 1915 года была открыта 2-летняя школа для детей рабочих. В 1924 году школа стала Балятинской школой-семилеткой Бронницкого уезда Московской губернии. В 1934 году она становится средней. А в начале 1960-х годов учебное заведение получило название «Октябрьская средняя школа № 53?.

Рис. 8 Средняя общеобразовательная школа №53
Рис.8 Средняя общеобразовательная школа №53

В сентябре 1917 года Шорыгины продают фабрику золотопромышленнику Стахееву. После Октябрьской революции Балятино переименовывается в поселок Октябрьский.

23 сентября 1918г. Московский облсовет вынес решение о национализации фабрики. В 1921году Старо-Горкинская мануфактура — первая после революции фабрика в Люберецком районе приступила к работе. Тогда же рабочие фабрики своими силами проложили железнодорожную ветку до станции Быково протяженностью около 7 километров.

13 февраля 1921года фабрику посетил В.И.Ленин, а с 1922 года фабрика носит название «Октябрьской революции». В 1940 году — фабрику целиком охватывает стахановское движение.

В годы Великой Отечественной войны фабрика перешла на выработку тканей для нужд фронта.
156 работников предприятия были удостоены правительственных наград.

В послевоенные годы на фабрике широко развернулось соцсоревнование:

1954 год — первое место во Всесоюзном соцсоревновании;
1959 год – фабрика занимает 2-е место среди отраслевых предприятий Московской области; 1964 год — 2-е место, а затем 1-е среди отраслевых предприятий области с вручением переходящего Красного Знамени;
1967 год — Коллективу присвоено звание «Предприятие высокой культуры и организации труда». Свыше 200 передовиков производства награждены орденами и медалями Советского Союза;
В 1963 году фабрику переводят на переработку исключительно штапельного волокна, выпуска штапельной пряжи и выработку из неё штапельных тканей.

В 10-й пятилетке (1975 год) на фабрике начинается замена устаревшего прядильного и ткацкого оборудования на современные пневмопрядильные машины БД-200 и пневморапирные станки АТПР-100, комплексно механизируются цеха и отделы. В результате проведенных мероприятий производительность труда выросла в прядении на 38%, а в ткачестве на 15%.

В 1978 году — Хлопчатобумажная фабрика им.Октябрьской революции МОСХЛОППРОМА выпускает в год 6000 тонн пряжи, 50000 тысяч метров суровых штапельных тканей.

В 11 декабря 1992 г. фабрика была зарегистрирована, как Акционерное Открытое Общество «ФОР». Число сотрудников в самый разгар перестройки составляло 1171 человек. Мощности установленного оборудования давали возможность выпуска 5157 тонн пряжи. Фабрикой была отработана технология выработки из высокомодульного волокна пряжи №54. В ткацком производстве было установлено 977станков, что позволяло выпускать 42462 тысяч погонных метров суровых штапельных тканей платьевого назначения шириной 87 и 170 см. Фабрика имела большой опыт по переработке вискозных волокон малых линейных плотностей, что позволяло получить ткани с высокими потребительскими свойствами.

14 июня 1996 года – было зарегистрировано открытое акционерное общество «ФОР», а 1 января 1999 года было выделено дочернее предприятие ЗАО «Октекс», которое находится в непосредственной близости с отраслевым текстильным комплексом «Текстиль Профи».

Источник: http://oktyab.ru/oktyabrskiy/balyatino/

Оставьте свой отзыв!